Атлантический океан - история отечественного глубоководного промысла

Под глубоководным промыслом в рыбохозяйственной практике обычно понимают лов рыбы на глубинах 500-600 м и более. Этот промысел ведется донными и пелагическими тралами и придонными ярусами.

Благодаря усилиям АтлантНИРО и ПИНРО, а также Управлений западной и северной рыбопромысловых разведок, советские научно-поисковые и промысловые суда начали широкомасштабные работы по выявлению запасов глубоководных рыб в 60-е - 70-е годы прошлого столетия. В 1964 г. был освоен промысел палтуса в Баренцевом море. В 1965-1967 гг. были разведаны скопления палтуса на материковом склоне к северу, северо-западу и северо-востоку от Исландии, начат его регулярный промысел. Общий вылов палтуса в этом районе в 1967 г. достиг 21 тыс.т. В последующие годы величины уловов снизились, а промысел прекратился в 1976 г. после введения 200-мильной экономической зоны.

В 1967 г. поисковые суда Северного бассейна обнаружили плотные и устойчивые скопления тупорылого макруруса и черного палтуса на материковом склоне Северо-Западной Атлантики. В Y4astki promisla klika4aоктябре-декабре в район Северной Ньюфаундлендской банки вышла группа промысловых БМРТ, которая успешно вела добычу макруруса на глубинах 600-1200 м. В дальнейшем промысел макруруса и палтуса в районах Баффиновой Земли, Лабрадора, Северной Ньюфаундлендской банки проходил ежегодно, до введения Канадой 200-мильной экономической зоны. Общий вылов в отдельные годы достигал 80 тыс.т. После введения 200-мильных экономических зон глубоководный промысел в водах Канады советский флот вел на основе межправительственного соглашения и по коммерческим лицензиям. До конца 1980-х годов основу уловов составлял макрурус, палтус добывался в прилове. Затем, в связи с неустойчивой промысловой обстановкой на облове макруруса его промысел практически прекратился и был освоен специализированный лов палтуса, который до середины 1990-х годов проходил в зоне Канады. С 1995 г. российские рыбаки начали промысел палтуса за зоной Канады, на больших глубинах банок Флемиш-Кап и Большой Ньюфаундлендской. В этом районе промысел продолжается до настоящего времени и его регулирование осуществляется в рамках международной организации НАФО. Российская квота на вылов палтуса в последние годы составляет около 1,5 тыс.т, как правило, квота осваивается.

В 1970-е годы, в преддверии массового введения прибрежными странами 200-мильных экономических зон, советские рыбохозяйственные исследования были распространены в открытые океанические воды. Первоочередное внимание было уделено районам океанических подводных гор и возвышенностей, к которым, по данным отечественных фундаментальных и рыбохозяйственных исследований, приурочены зоны повышенной биопродуктивности. В 1971-1973 гг. поисковыми и исследовательскими судами Северного и Западного бассейнов были разведаны промысловые скопления макруруса на подводных горах Срединно-Атлантического хребта и организован промысел. В 1974-1975 гг., в первые два года промысла уловы были высокими, в среднем составляли около 28 т на сутки промысла БМРТ, что характерно для начального периода эксплуатации «девственной» популяции. Годовой вылов в 1975 г. достиг 30 тыс.т. макруруса. В последующие годы производительность лова снизилась и в 80-е и 90-е годы прошлого столетия находилась в пределах 10-20 т за судо-сутки лова, а годовые уловы колебались от 1-2 до 11 тыс.т.

Кроме макруруса, на Срединно-Атлантическом хребте и прилежащих комплексах подводных гор (Угловое поднятие, районы к северу и югу от Азорских островов) были обнаружены промысловые скопления берикса. В отдельные годы вылов берикса достигал 10 тыс.т.

Еще один район глубоководного лова был обнаружен на материковом склоне Западной Европы. Поисковые исследования здесь были активизированы в 1976-1977 гг. В феврале 1977 г. поисковое судно Северного бассейна обнаружило скопления морской щуки в районе банки Аутер-Бейли, к юго-западу от Фарерских островов. Был организован промысел, численность группы достигала 20 судов. Уловы донными тралами на глубинах 800-900 м были в пределах 3-20 т за траление, суточный вылов до 50 т. Всего в марте-апреле 1977 г. было выловлено около 12 тыс.т морской щуки. Сейчас этот район находится в рыболовной зоне Фарерских островов.

В районах возвышенности Роколл и плато Хаттон за пределами рыболовных зон прибрежных государств были отмечены промысловые скопления макруруса и гладкоголова на глубинах 800-1200 м, глубоководный лов здесь вели в основном отечественные поисковые суда. В этом районе в 2000-2001 гг. активно работал испанский флот численностью до 24-28 траулеров с общим выловом до 15,4 и 23,8 тыс.т. В последующие годы величины уловов существенно снизились.

Ценным объектом глубоководного промысла является большеголов (хоплостет). Ориентируясь на опыт Новой Зеландии, где промысел этого объекта был весьма успешным, рыбаки европейских стран пытались организовать его добычу в Северной Атлантике. В 1990-е годы промысловые скопления большеголова были обнаружены на материковом склоне к западу от Британских островов, в районе плато Хаттон и на Срединно-Атлантическом хребте. Траловый промысел с переменным успехом вели суда Фарерских островов, Франции, Исландии.

В южном полушарии возможность промысла берикса и некоторых других рыб была выявлена на подводных горах Китового хребта и в районе возвышенности Риу-Гранди.

На подводных горах Китового хребта обитают такие ценные рыбы как берикс, кабан-рыба, масляная рыба. В 1976-1977 гг. было добыто около 6 тыс. т этих рыб. В последующие годы обстановка была неустойчивой, регулярный промысел не велся до 1997-1998 гг. когда лов берикса на Китовом хребте вела значительная группа иностранных судов, что свидетельствует о периодических улучшениях промысловой ситуации.

Подводная возвышенность Риу-Гранди расположена между 29-33° ю.ш., 32-37° з.д. Возможные объекты лова – берикс, кабан-рыба, масляные рыбы, угольщик. В 70-е - 90-е годы этот район обследовали поисковые суда. Были достигнуты промысловые результаты, суточные выловы крупнотоннажных судов достигали 20-40 т берикса и кабан-рыбы.Raioni zapretnie dlja donnogo promisla

Одним из направлений освоения сырьевой базы глубоководных рыб является применение ярусного способа лова. В Северной Атлантике ярусный промысел в районе плато Хаттон и прилегающих районах на глубинах до 1500 м традиционно вели суда Норвегии, основными объектами промысла были гренландский палтус, менек, голубая щука. В районе Срединно-Атлантического хребта норвежские суда выявили возможность добычи вертикальными ярусами морского окуня и менька, но промысел был успешным лишь в 1996 г. В дальнейшем, в связи с уменьшением плотности скоплений уловы значительно снизились.

В 2004-2008 гг. ярусный промысел в районах возвышенности Роколл, плато Хаттон и Срединно-Атлантического хребта вели несколько российских среднетоннажных судов. Во всех районах уловы колебались в пределах 1-10 т за судо-сутки лова, чаще всего составляли 2-5 т за судо-сутки лова. В районе возвышенности Роколл промысел базировался на облове морской щуки и менька. В районе плато Хаттон суда облавливали в основном черного палтуса и глубоководных акул, в прилове были морская щука, морской окунь, скаты и другие рыбы. В районе Срединно-Атлантического хребта уловы состояли из морского окуня, менька и глубоководных акул в разных соотношениях.

В южной части Атлантического океана возможен глубоководный ярусный промысел патагонского клыкача на материковом склоне за пределами экономических зон Аргентины и Фолклендских островов. Здесь регулярно работают суда ярусного лова Республики Корея. В 2004, 2011-2012 и 2015 гг. в промысле участвовали отдельные российские суда. Промысел патагонского клыкача в этом районе может позволить решить вопрос межсезонной работы российских судов на акваториях, приближенных к Антарктике. Это весьма важно для судовладельцев, чьи суда в зимние месяцы ведут лов клыкача в морях Росса и Амундсена. Работая в Антарктике, суда теряют промысловое время, совершая длительные, иногда по две-три недели, переходы в высоких широтах, вынуждены подстраиваться под ледовую обстановку и удалены от баз снабжения. В районе Патагонского шельфа все эти трудности отсутствуют. И, хотя уловы можно охарактеризовать как умеренные (850-2000 кг в сутки), в целом промысловый район следует считать перспективным для расширения промысла патагонского клыкача для российских судов, оборудованных трот-ярусами. Лов клыкача здесь ведется в желобах и каньонах до глубин 2500 м. Важно также подчеркнуть, что промысел клыкача за пределами исключительных экономических зон Фолклендских островов и Аргентины ведется вне зоны Конвенции АНТКОМ и не регулируется мерами по сохранению АНТКОМ. Это значительно облегчает допуск к ресурсам по сравнению с традиционными районами лова в зоне Конвенции.

Определенную перспективу для ведения донного ярусного промысла в Юго-Западной Атлантике может представлять район подводной возвышенности Риу-Гранди. По результатам пелагических и донных тралений здесь отмечено присутствие потенциальных объектов ярусного лова, но работ в этом направлении не проводилось.

Следует отметить, что большинство объектов глубоководного лова являются рыбами с длительным жизненным циклом. В связи с этим их запасы уязвимы для перелова. Промысловая обстановка часто бывает изменчивой, что сказывается на экономической эффективности промысла. В настоящее время фактором, ограничивающим масштабы глубоководного лова, является его почти повсеместное регулирование в рамках региональных международных организаций по рыболовству. Так, в Северо-Восточной Атлантике значительная акватория плато Хаттон, возвышенности Роколл и Срединно-Атлантического хребта закрыта для донного промысла с целью охраны уязвимых морских экосистем. В соответствии с рекомендациями НЕАФК о ведении промысла в 2018 г. вылов макруруса в районе Срединно-Атлантического хребта ограничен величиной 717 т, а в районе возвышенности Роколл и плато Хаттон 1696 т. 

В Юго-Восточной Атлантике район Китового хребта, где возможен глубоководный промысел, находится в сфере действия международной организации СЕАФO. Согласно рекомендациям данной организации величины общих допустимых уловов в 2018 г. были  для патагонского клыкача - 266 т, большеголова - 50 т, берикса - 200 т, рыбы-кабан - 135 т и глубоководного красного краба 380 т.

В Юго-Западной Атлантике международных организаций по рыболовству в настоящее время нет. Это связано с политическими противоречиями между прибрежными странами – Аргентиной и Великобританией. Соответственно, акватория за пределами экономических зон Аргентины и Фолклендских островов пока является зоной свободного рыболовства, ограничений по вылову промысловых объектов не существует.

Акватория Атлантического океана к югу от 50°ю.ш. находится в сфере деятельности Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) и возможности ведения промысла весьма ограничены.

Представляется, что в настоящее время перспективы российского глубоководного промысла в Атлантическом океане в наибольшей степени связаны с развитием и совершенствованием ярусного лова. Последнее во многом связано с тем, что в последние десятилетия стоимость траловых систем резко возросла (до 5-10 и более млн. рублей), а глубоководный промысел ведется на крайне «задевистых» грунтах с высокой вероятностью аварийных тралений и потери тралов. Это заставило рыбаков различных стран переориентироваться на промысел глубоводных рыб ярусами. В частности эффективный промысел берикса ведут испанские суда, базирующиеся на п. Виго. Кроме того, эта смена типа промысла связана отчасти и с все возрастающими требованиями международных природоохранных организаций к минимизации использования донных тралений в районах материкового склона и океанических подводных возвышенностей с их уязвимыми и долго восстанавливающимися донными сообществами.